Реформы Патриарха Никона

From Основы православия
Jump to: navigation, search

Подъем Русского государства из разрухи Смутного времени в XVII веке вновь вывел на первый план государственной идеологии византийскую теократическую идею.

Московское царство стало главным покровителем прежде великих, но теперь пришедших в глубокий упадок восточных православных патриархатов — Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Пророчество старца Филофея о славе "третьего Рима" казалось определенно сбывшимся. Светские и церковные власти Руси стремились подтвердить преемствование Москвой политического, культурного и духовного наследия Византии. Для этого еще в XVI веке началось исправление церковных книг по греческим и южно-славянским образцам. В XVII веке эта работа продолжилась и стала особенно активной при царе Алексее Михайловиче (1б45-1б76 гг.). По тем же образцам вносились изменения в обрядность и чины богослужений.

Одним из главных инициаторов реформ был любимец царя Алексея патриарх Никон. Приверженец теократии, он стремился к возможно более полному выражению ее величия во внешнем блеске. При Никоне богослужения в центральных соборах стали особенно пышными и продолжительными.

Но теократию Никон толковал по-своему. В его представлении она подразумевала не столько "симфонию", единение Церкви и государства, сколько отчетливое главенство Церкви. Если в классической византийской версии государственная власть выражала свою подчиненность вере, идеалам и интересам Церкви, то, по Никону, она должна была и внешне признать главенство церковных учреждений и иерархов.

Казалось, мечты патриарха близки к осуществлению. Алексей Михайлович даже пожаловал ему титул "великого государя", который носили сами русские цари. Однако растущие претензии Никона в конце концов переполнили чашу терпения самодержца, к тому же царь видел отношения Церкви и государства совсем иначе. В частности, он создал специальное учреждение для управления имуществом монастырей — Монастырский приказ, а новый законодательный свод 1649 г. содержал законы, расширявшие права государства в отношении Церкви, ограничивавшие ее земельные приращения и т.п. На Московском соборе 1666 г. Никон был обвинен в хуле на царя и Русскую церковь, самоуправстве, жестокости по отношению к подчиненным, лишен сана и отправлен в ссылку.

Однако церковные реформы, начатые при патриархе Никоне, продолжались в его же духе. Историки отмечают, что Никон так же ревностно вводил все греческое, как Петр Великий — все западное. Осуществлял Никон свои нововведения достаточно жестко, не особенно прислушиваясь к возражениям противников реформ.

А вникнуть было во что. При проведении никоновских реформ учитывались главным образом потребности государственной и церковной властей в максимальном сближении церковного устава, обряда и богослужения с поздневизантийскими образцами. Но в течение нескольких столетий Русская церковь развивалась самостоятельно, в ее внешнем строе, формах жизни, обрядности возникали отличия от других православных церквей. Более того, Русская церковь сохранила многие древние обряды, утраченные греками. Переводные церковные книги могли существовать в разных версиях, при их переписывании и не всегда грамотном толковании сложных по смыслу мест возникали разночтения.

В XV-XVI веках предпринимались попытки выправить богослужебные книги. Однако исправители пользовались разными славянскими и греческими источниками, применяли различные критерии при исправлении текстов. Поэтому разные печатные издания одних и тех же книг имели существенные отличия, что вносило еще большую путаницу. Для такой работы нужны были серьезная исследовательская база, исторические и текстологические изыскания. Однако из-за монголо-татарского и турецкого нашествий резко снизился уровень образования в православном мире. Поэтому попытки отдельных просвещенных людей обратить внимание властей на методы работы "исправителей" подчас встречали такую реакцию, которая у многих отбивала охоту "умничать".

Не всегда на высоте положения оказывались и ученые монахи, преимущественно греки, присылавшиеся в Москву восточными патриархами. Они предпочитали брать за образец современные им греческие тексты, не беспокоясь по поводу их точности.

Противники огульной переделки всего и вся на греческий лад выдвигали целый ряд возражений. Например, высказывались сомнения в том, что новые греческие книги вполне соответствуют православной традиции.

Еще большее сопротивление встретила перестройка обрядности и богослужения. На Руси, где грамотность и тем более книжная ученость были достижением немногих, главным источником научения вере было богослужение. Церковная обрядность давно и прочно вошла в быт, организуя его и подчиняя, по крайней мере в идеале, подвигу Спасителя мира, ощущению постоянного пребывания перед любящими, но и требовательными очами Божиими. Определенные жесты и слова сопровождали человека с первых дней жизни до последних, сливаясь в сознании с его переживаниями и ощущениями. Замена одних символов, выражающих связь человека с высоким и священным, на другие никогда не бывает безболезненной. А в данном случае эта замена осуществлялась еще и весьма грубо.

Sign1.jpg
В Русской церкви было принято древнее двуперстное крестное знамение: крестились двумя пальцами правой руки, что должно было напоминать верующему о двойственной природе Христа — божественной и человеческой. Крестное знамение для православного верующего — это больше, чем просто напоминание о крестном подвиге Христа. Это еще и знак сопричастности спасению, знак победы над злом, выражение Божьего присутствия в человеческой жизни, желания человека подчинить свою волю воле Создателя и, таким образом, божественному плану спасения мира. Поэтому даже простое изменение формы крестного знамения уже глубоко затрагивало чувства верующих. Тем более что речь шла о людях, для которых привычный обряд давно стал естественным выражением серьезных религиозных переживаний. При Никоне начали вводить "трехперстие": в восточных православных церквях к XVII веку повсеместно было принято трехперстное сложение при крестном знамении, почти такое же древнее, как и двуперстное.
Sign2.jpg
Соединение трех первых пальцев означает единство Бога в трех лицах — Святую Троицу, а прижатые к ладони остальные два пальца — две природы Христа. Новая символика могла бы привиться менее болезненно, если бы не самоуверенность властей, не желавших принять во внимание человеческие чувства: блеск православного царства затмевал живых православных людей, которые становились лишь орудиями осуществления этого идеала.

Организаторы реформ обвинили приверженцев двуперстия в ереси. Услужливые "богословы" обосновали символическую связь двуперстия с догматами известных еретических учений. То же было проделано в отношении других обрядовых и богослужебных несогласий: обрядовым расхождениям был придан принципиальный характер — как различиям в вере.

Тот же собор 1666 г., который лишил Никона святительского сана, утвердил новые обряды и чины богослужений. Старые книги и обряды были объявлены неправославными.